Видео выступлений


Выступление на XI Международном фестивале фламенко "Viva Espana!" 2012
Стрит-булерия "Pendiente"



Выступление на фестивале "Gran noche flamenca" в Театре Луны 20.05.2012
Тьентос (средняя группа)


Сигирийя. Концерт-посвящение памяти Виолеты Гонсалес, Московский Дом Ученых, 2011



Солеа пор булериас, Театр Луны, 2011



Наши друзья

Здесь можно найти материалы об артистах и преподавателях, с которыми мы сотрудничаем и поддерживаем дружеские контакты, а также просто об интересных людях, имеющих отношение к нашей школе.

Мануэль Бетансос (Севилья)

-
официальный сайт Academia de flamenco Manuel Betanzos

- русскоязычная страничка о Мануэле, сделанная к его первому приезду в Москву в 2005 г. по приглашению нашей студии


Габриэла Гутарра (Севилья - Стокгольм-Санкт-Петербург)

-
официальный сайт центра фламенко Габриэлы Гутарра в Стокгольме


Некоммерческое Партнерство Центр изучения и популяризации культур народов мира «Проект Этнология»

Устройство учебного процесса

В нашей студии можно учиться многим интересными вещам. Здесь мы приводим список основных дисциплин, которые изучаются всеми студийцами в обязательном порядке, а также тех, которыми можно заниматься дополнительно по желанию.
 
Основные курсы (входят в обязательную учебную программу студии):
 
- введение во фламенко
Этот курс проходят начинающие. Он предусматривает постепенную наработку навыков координации, владения руками и корпусом, постановку элементарной техники дробей, знакомство с основными ритмами фламенко и завершается изучением фольклорного танца «Севильяна», а также постановкой небольшого хореографического номера в стиле традиционного фламенко.
 
- группы продвинутого уровня
Занятия групп продвинутого уровня предусматривают 2 занятия хореографией + 1 занятие техникой в неделю. На первых максимум времени уделяется постановке и отработке конкретного танца, вторые же нужны для поддержания и совершенствования общего технического уровня, а также работы над техническими проблемами, возникающими по мере усложнения изучаемого материала.
 
- репертуарная группа, или выступающий состав студии.
Эта группа формируется из учащихся достаточно высокого уровня, достигших серьезных успехов в занятиях танцем, а также проявивших себя с наилучшей стороны с точки зрения дисциплины и ответственности в отношении к делу. Эти студийцы изучают хореографию повышенного уровня сложности и пробуют свои силы в самостоятельном творчестве. Репертуарная группа представляет школу на самых ответственных сценических площадках. Каждый учащийся нашей студии, проявив должное упорство и увлеченность, может быть привлечен к участию в этой группе.
 
Факультативные курсы (посещаются по желанию и оплачиваются отдельно):
 
- класс техники
Входит в обязательном порядке в программу групп продвинутого уровня, являясь одновременно открытым для всех желающих.
Включает интенсивные занятия по технике сапатеадо, упражнения на корпус, баланс, повороты, владение ритмом.
 
- класс bata de cola
Открытый курс начального уровня 1 раз в неделю для всех желающих с общим уровнем во фламенко не ниже интермедио (бата нужна своя). Включает упражнения по технике владения батой (первая половина занятия) и хореографическую часть (вторая половина).
 
- класс ритмика+пальмас
Открытый курс 1 раз в неделю для всех желающих. Подразумевает углубленное изучение ритмических особенностей музыки фламенко, а также овладение искусством пальмас (ритмического сопровождения музыки и танца фламенко с помощью хлопков разного тембра и звучности). Эти занятия помогают развитию тонкого ритмического слуха, структурного мышления и общей музыкальности.
 

Информация для начинающих

Queridos amigos!
 
Вы приняли решение попробовать себя в танце фламенко. Мы рады видеть в Вас единомышленника, приветствуем Вашу смелость и вместе с Вами сделаем все для того, чтобы у Вас получилось.
 
Расписание занятий на cентябрь 2012
(пока ориентировочное):

вторник 19.00-20.15
суббота 18.30-19.30

 
 
Занятия будут проходить по адресу: Старопетровский проезд 8, стадион «Зенит». Подробнее о том, как пройти и проехать, см. в разделе «Адреса залов».
 
С собой нужно иметь туфли для фламенко или, в крайнем случае, народно-характерные, легкие эластичные тренировочные брюки, купальник или обтягивающую майку. Юбка потребуется позже.
 
Оплата занятий:
 
Общая форма оплаты – абонемент на следующий календарный месяц (8-9 занятий), принимается на последнем занятии текущего месяца. В ином случае занятия, посещаемые с начала месяца до уплаты абонемента, оплачиваются как разовые.
 
Первое занятие учебного года можно оплатить как разовое, с тем, чтобы на следующем занятии доплатить недостающую сумму до цены абонемента.
 
О расценках просьба консультироваться по т/ф 8 926 730 10 04.
 

Советы начинающим и не только

Фламенко – не только танцевальное искусство. Это самодостаточная культура, охватывающая все стороны жизни человека. В основе ее лежит цельное мировоззрение, жизненная философия, представление о которой можно и нужно иметь для того, чтобы чувствовать танец и музыку «изнутри». Поэтому очень полезно совмещать занятия танцем с занятиями испанским языком, хотя бы в той мере, которая позволит понимать содержание того, что поется и произносится на сцене во время исполнения фламенко. Также настоятельно советуем Вам не лениться как можно больше читать испанских поэтов и прозаиков (не обязательно фламенкологов), смотреть живопись и кино и вообще, проявлять всяческое любопытство по отношению к различным сторонам испанской культуры, даже если на первый взгляд они никак не связаны с танцем. Кое-что из того, с чего начать, можно поискать в разделах «Что почитать» и «Что посмотреть», а также в библиотеке Института Сервантеса.

Современное фламенко – профессиональное искусство. Это означает, что, в свое время поднявшись до искусства сценического, оно перестало быть чисто фольклорным явлением, то есть, усложнившись, утратило общедоступность. В наше время фламенко представляет собой богатый и сложный хореографический язык, обладающий как развитой и постоянно пополняемой лексикой, так и очень строгой грамматикой, без досконального владения которыми пытаться изъясняться на этом языке бесполезно – Вас просто не поймут. Поэтому процесс изучения фламенко с азов подобен аналогичному процессу в школе индийского танца или классического балета: он содержит, особенно на начальных стадиях, массу однотипных повторяющихся упражнений (экзерсис), которые могут показаться скучными и однообразными. Но поверьте, это необходимо, как изучение алфавита или таблицы умножения, для того, чтобы потом Ваше тело могло решать сложные задачи, не отвлекаясь на обдумывание проблемы, сколько будет 2х2.

Необходимо и очень важно заниматься дома. В классе мы даем Вам новый материал и пробуем новые движения, которые недостаточно просто повторять за преподавателем. Обязательно нужно приспособить движение к себе, «обжить» его, сделав своим. Это работа не только физическая, но и душевная: важно почувствовать, что лично Вы хотите вложить в данное движение, или о чем оно говорит именно Вам. Такая работа требует времени, тишины и сосредоточенности, лучше всего заниматься этим дома перед зеркалом или в любом другом месте, просто «прокручивая» движение в воображении и представляя, как при этом работает тело. Тогда Вам будет легко двигаться вперед – Вы будете чувствовать себя подготовленными, приходя в класс, и по мере того, как материал будет усложняться, не будут накапливаться «неосвоенные» куски. Кроме того, Вы многое о себе узнаете и научитесь «слушать себя изнутри», а это впоследствии поможет Вам выработать собтвенный стиль и развить свою индивидуальность в танце.

Очень важно понимать, что танцор фламенко – в то же время музыкант. Мы не «иллюстрируем» музыку танцем, а являемся ее активными сотворцами (даже танцуя под фонограмму). Мы используем в танце сапатеос, пальмас и питос – звучащие фигуры разной степени сложности, состоящие из ударов каблуками, хлопков ладоней и щелчков пальцами, не говоря уже о танцах с кастаньетами, представляющими собой очень громкий музыкальный инструмент, и танцах с бастоном (тростью, которой ударяют в пол). Существуют также движения, которые, несмотря на то, что танцор не издает звука, тем не менее «звучат» для глаза зрителя. Поэтому от нас требуется выработать у себя принципиально новое отношение к ритму, может быть, не очень привычное для русской музыкальной культуры, в которой основным определяющим началом является все же мелодия. Фламенко – в основном искусство ритмическое. Поэтому в нашей школе введен специальный курс ритмики и пальмас, цель которого как раз и состоит в развитии у учеников ритмического слуха и дисциплины.

Обязательно нужно много слушать музыку фламенко, особенно канте, даже если поначалу это трудно. Поверьте, в один прекрасный день Вы обнаружите, что различаете нюансы, узнаете незнакомых кантаоров по голосу и даже сравниваете их между собой. Как если бы Вам пришлось жить в стране, где говорят на незнакомом Вам языке: первую неделю Вы ничего не понимаете, а потом непостижимым образом начинаете разбирать отдельные слова и даже пытаетесь объясняться сами. Постепенно, по мере того, как на занятиях танцем и ритмом Вы будете все больше узнавать о том, как устроена музыка фламенко разных стилей, о законах, лежащих в основе ее, Вам будет все легче и легче ориентироваться в том, что Вы слышите. У Вас разовьется музыкальный вкус и привычка слушать серьезную музыку. Для начала можно порекомендовать обратиться к фонотеке Института Сервантеса или к коллегам из старших групп.

Вы все еще с нами?
Тогда ¡Bienvenidos
!

Мария Райд

Мария о себе:

Вы не поверите, но дело было так: где-то году в 86-м мне, нормальной школьнице девятого класса, на глаза совершенно случайно попалось стихотворение Гарсиа Лорки «Селение» в переводе Цветаевой (из «Стихов о канте хондо»), и тут произошло нечто почти мистическое: я, никогда не бывавшая в Андалусии и никогда раньше всерьез не интересовавшаяся Испанией, вдруг увидела эту землю с такой ясностью и такими подробностями, как будто просто вспомнила что-то родное, но давно забытое. Еще раньше, в музыкальной школе, моей любимой была фортепианная прелюдия Альбениса, почти фламенковая вещь, которая отзывалась какой-то сладостной тянущей болью в душе и рождала некие далекие и смутные воспоминания об извилистой горной тропе и птице, парящей над ней в огромном небе, бледном от зноя. Но с Лоркой вышло уж совсем серьезно: «пора пришла - она влюбилась». Мне в тот момент не очень было понятно, что с этим делать – я пыталась рисовать картины, которые появлялись в моем воображении, и много лет спустя я удивляюсь тому, как многое мне удалось передать и угадать. Ну откуда я могла знать, какого цвета там земля?
В том же году на наши экраны вышел фильм Карлоса Сауры «Кармен», который совершенно потряс основы моего существования. Из жизни исчез покой. То есть я ясно ощутила, что это все о том же, и мое место – среди этих людей, что мне абсолютно понятно, о чем они говорят и что ими движет, а то обстоятельство, что я пока не с ними – всего лишь какая-то временная ошибка судьбы. Вообще-то это был ужас: я была всего лишь девочкой 17 лет, семья моя не имела никакого отношения к артистической среде, и в ответ на мое решительное заявление о том, что «я буду танцевать фламенко» окружающие улыбались и спешили сменить тему разговора. Действительно, учиться этому тогда было в Москве решительно негде, однако в Библиотеке иностранной литературы можно было найти пару-тройку книжек испанских фламенкологов (ссылку на них привожу в разделе «Что почитать») и двуязычный сборник народных песен под редакцией Малиновской. Читая их со словарем, я и отводила душу, а заодно ко мне приходило понимание того, что танец фламенко – всего лишь верхушка айсберга, одно из проявлений (быть может, самое яркое) некоей обширной и глубокой культуры, о которой даже высокообразованные соотечественники говорили осторожно, как о чем-то священном и таинственном. Этой культуре было сопричастно все, что попадало в поле моего зрения – стихи Лорки и Хименеса, музыка Альбениса, Гранадоса, Фальи и Бизе, рисунки Пикассо и живопись Гойи и Эль Греко, этически спорное искусство тавромахии и церковная скульптура. А уж когда вышли другие два фильма Сауры («Кровавая свадьба» и «Колдовская любовь»), на просмотры которых приходилось ездить на другой конец Москвы, они были буквально выучены наизусть одними глазами.
И вот однажды как гром среди ясного неба, мне почему-то ни с того, ни с сего позвонила Лена Эрнандес (за что ей большое спасибо) и сообщила, что испанка Виолета Гонсалес набирает группу в студии на Сивцевом Вражке. Это, наверное, был самый счастливый, но и самый нервный день в моей жизни: то есть вопроса «смогу ли я ?» не возникало вообще, но так ли это будет, как я представляла себе многие годы, не нафантазировала ли я "долгими зимними вечерами" того, чего в действительности и близко не может быть – такие опасения очень даже были. Однако первая же встреча с Виолетой рассеяла эти сомнения. Виолета Гонсалес, я благодарна Вам бесконечно, не только за то, что Вы были моим первым Учителем, но, главное, за то, что Вы оказались одним из «тех» людей: Вы бескомпромиссно требовали от нас по самому высокому счету во всем, что касалось вкуса, правды и самоотдачи. Вы знать ничего не хотели про то, что спины не гнутся и ноги не поднимаются. Ваш неукротимый дуэнде сотворил чудо: Вы создали профессионалов из толпы великовозрастных сумасшедших любителей.

Ансамбль испанского танца «Компания Виолета Гонсалес» - моя Alma Mater, великолепный любительский коллектив, успешно управлявшийся силами самих участников по принципу веча (уникальный случай в истории после Новгородской республики!), в составе которого я выходила на сцену начиная с 1997 года, а с 1998 начала работать там же в качестве педагога-репетитора. Так началась моя преподавательская деятельность, которая и продолжилась в 2001 году созданием собственной студии Lucero.
Репертуар Компании был велик и очень разнообразен, и это очень расширило мои знания и кругозор в области испанского танцевального искусства. Нам довелось исполнять множество номеров на классическую и народную музыку. В репертуаре были кастильские сегидильи, арагонская и кастильская хоты, мадридский чотис, пасодобль, андалусские севильяны, «Танец огня» М. Де Фальи, композиции на музыку Альбениса и Тарреги. Иногда в одном концерте приходилось выходить подряд в шести-семи танцах, мы едва успевали переводить дух, так что физическая форма и выносливость, приобретенные в те счастливые годы, продолжают и сейчас служить мне верой и правдой.
И вот настало время, когда захотелось узнать больше именно о традиционном фламенко, и в 2000 году группа старших студийцев Компании собралась на свой страх и риск поехать учиться в Андалусию. Это сейчас такая практика стала обычной. А тогда, кроме участников группы «Los de Moscu”, первопроходцев русского фламенко, на такое еще никто не решался. Все было ново и непонятно, а главное, оказалось совершенно не похоже на то, к чему мы привыкли. В 2000 году мы побывали на мастер-классах в Севилье, Хересе и Кадисе, проехали по югу Андалусии от Санлукара до Тарифы, посмотрели фламенко везде где можно, от таблао и уличных выступлений до национального конкурса, и, в итоге, очень быстро поняли, что ровно ничего не знаем и не умеем. Нам довелось увидеть, каким разным может быть фламенко, как неоднозначно воспринимают его даже профессионалы, насколько зависят его образ и содержание от среды, школы и личности исполнителя. Трудно было поначалу примирить впечатления от остроумно-пикантной севильской манеры и дикой энергетики Хереса, «цыганской столицы». Голубые изразцы Севильи и древние выветренные камни Хереса – ум и страсть – и теперь два полюса, борющихся в моей душе, и ни один не одержал окончательной победы.
Но были и радостные неожиданности: мы обнаружили, что во всей Европе люди занимаются фламенко уже давно и вполне профессионально. С нами в одном классе стояли танцоры из Японии, Финляндии, Польши, Италии и даже Австралии, и некоторые из них вполне могли потягаться с испанцами. Значит, решили мы, и для нас это вполне возможно. Все в наших руках. И вот в
2001 году Светлана Савельева, Оксана Кириевник, Наталья Воронцова и я решили продолжать изучать фламенко, чтобы сделать его в будущем своей профессией. Так была основана группа Almas del Fuego, о которой не нужно много говорить, ибо имя это уже много лет знакомо всем, кто интересуется фламенко в России. Скажу только, что с этого момента началось наше самостоятельное существование в искусстве, а это была уже совсем новая степень серьезности и ответственности в отношении к себе и к тому, что стало теперь нашим основным занятием в жизни. Теперь не было человека, который вел бы нас за руку и говорил, что и как делать, что правильно, а что нет. Каждый сам должен был выбирать себе путь, определяя свои отношения с искусством, вырабатывать собственные предпочтения, короче говоря, искать себя. Это было трудно, случались и моменты отчаяния. Поэтому я хочу воздать здесь должное двум людям, встреча с которыми была мне дарована в трудную минуту и помогла в решительный момент не сдаться и не сойти с дистанции.
Маэстро Мануэль Бетансос, маленький инопланетянин с эльфийскими острыми ушами, запертым садом в душе и железной волей, пресекающий любые попытки несанкционированного проникновения. Если хотите заглянуть, приходите на занятия: смотреть, как Мануэль ставит танец – это чистая поэзия.
Этот человек умеет так объяснить и показать, что ты выходишь из класса с восхищенной и растревоженной душой, с ощущением, что только что ты прожил два часа с полнотой и интенсивностью, нереальными в обычной жизни.  Глядя на его танец, я начала понимать, какой хочу стать танцовщицей и чего ищу в танце: что красота – это не платье, не черты лица и даже не умение красиво двигаться. Красота – это свобода, а свобода – это преодоление в себе любого страха, в том числе страха неудачи, чтобы в конечном счете иметь смелость сказать: я такая, я это понимаю и делаю так. Только состоявшийся человек может быть красив такой красотой. Мануэль бывает жестким и даже жестоким, на него можно злиться, можно даже плакать от злости, но отказаться лезть на эту стену невозможно, потому что одно мгновение такой свободы оправдывает все.
Габриэла Гутарра, стихийная сила природы, сгусток энергии и энтузиазма, которые распирают ее изнутри, заставляя кидаться в любые авантюры, сулящие творческий интерес. Она живет, не распаковывая чемоданов, вернее, живет она только в классе, в других местах она спит. Феминистка, интеллектуалка и фламенколог, что, как это ни парадоксально звучит, является редкостью в мире профессионалов фламенко. Человек широких и независимых взглядов, злая на язык, не боящаяся высказывать собственное суждение, даже если оно не вписывается в канон. Я всегда буду благодарна ей за один момент: однажды она застала меня в депрессии, когда я в очередной раз потеряла веру в себя и все вокруг тоже дружно считали, что то, что я делаю, никуда не годится. Тогда она со свойственной ей спартанской прямотой сказала: «¡Hija! tienes corazon y no pareces a nadie. No les dejes que te jodan, porque hay miles como ellos y como tu no hay mas.» Это, наверное, был самый весомый комплимент в моей творческой жизни, и понятно, что сие энергичное высказывание меня просто воскресило. Габриэла честный труженик и хороший друг, человек, который может работать по 9 часов в сутки, лишь бы не зря, болеющий за учеников и за современное состояние фламенко, при этом замечательный преподаватель-методист. Именно ей я обязана методикой постановки техники для начинающих в довольно короткие сроки, а уж сколько советов я от нее получила и получаю в письмах! Она помнит каждого из моих учеников и продолжает интересоваться их успехами. И сейчас, когда у нее открылась собственная школа в Санкт-Петербурге, мы продолжаем «дружить домами». Мы часто не сходимся во взглядах на творчество отдельных исполнителей фламенко (она яркий представитель «цыганской линии», большая поклонница Фаррукито, и, в отличие от меня, не романтик), но даже спорить с ней интересно.
Конечно, были и другие замечательные люди, среди которых и Пилар Ортега ("дикая, но симпатичная"), и очаровательные сестры Маркес, и Алехандро Гранадос ("Человек-Океан", по выражению Светы Савельевой), и сказочная чета Андрес Пенья и Пили Огайя, и от каждого из них я, наверное, что-то важное получила, и продолжаю учиться и искать новых встреч и впечатлений. Но эти два человека на моем пути не случайно – они как маяки при входе в гавань: высокая поэзия и повседневный «скорбный труд».

И наконец, мой рассказ будет неполон без слов благодарности в адрес людей, которые были рядом со мной в течение восьми лет, и от которых я научилась многому из того, что знаю и умею сейчас. Я имею в виду музыкантов, с которыми мне приходилось работать в группе "Almas del Fuego": одни из них остаются рядом со мной, с другими мы продолжаем дружить, кто-то покинул группу еще раньше меня, но ко всем я испытываю неизменную благодарность и огромное уважение. Когда мы встретились, эти люди знали и умели неизмеримо больше, чем я, и возились со мной, девочкой, которая только и имела, что огромное желание и небольшое умение танцевать, с ангельским терпением дожидаясь, когда же я вырасту и научусь. Например, гитарист Павел Баталин, до сих пор один из лучших русских музыкантов фламенко, видел мои первые шаги в этом деле и вместе с Валентиной Пахомовой дал мне первое представление о компасе как основе всех вещей. А несколько лет спустя  Кирилл   Россолимо, лютый перфекционист и эстет, объяснил мне ту простую истину, что танцор - это тоже музыкант, и принялся приводить мое среднерусское чувство ритма  в  систему, в чем если не преуспел полностью, то все же сделал большие успехи, попутно расширив мою скромную музыкальную эрудицию новыми знаниями о восточной и африканской музыке.
И вот в 2007 году для настал новый этап: вместе с музыкантами, близкими по духу, мы образовали группу La Fragua, и как будто вернулось то время, когда все было впервые. Это было прекрасное время, научившее меня не только писать и исполнять танцы, но и выстраивать общение с разными творческими людьми. В последнее время мне приходилось встречать множество интересных, умных исполнителей фламенко из самых разных стран, неизбежно вносящих в традиционный язык танца что-то свое, ему прежде несвойственное. Это заставило меня всерьез задуматься о том, что судьба фламенко в современном мире - это поиск новых форм, возможно, находящихся на стыке разных культур, поиск языка, на котором я могла бы рассказывать зрителю любые истории, вовсе не обязательно связанные с Испанией. Мы, русские - универсалисты от природы. Нам интересно впитывать другие миры, не утрачивая своего, и, таким образом, расширять собственное внутреннее пространство.  Мне ведь интересно и меня волнует далеко не только то, что происходит в солнечной Севилье. Я хотела бы станцевать Маркеса и Бреля, и стихи моего друга из Питера. А это значит, что опять катастрофически не хватает знаний. Наряду с изучением традиционного фламенко, нужно заниматься и другими хореографическими и музыкальными дисциплинами, только теперь я понимаю, что так будет всегда, и уже не пугаюсь, а, скорее, радуюсь.

В мае 2012 г. испанское жюри фестиваля "Viva Espana" наградило школу-студию Lucero "Золотой кентавритой" за лучшую хореографию.


Фотогалереи

Здесь мы даем ссылки на фотогалереи, где можно посмотреть на наши подвиги глазами самих студийцев. Если у кого-то есть что добавить, постите в коментах, будем вносить дополнения.

 

 

(no subject)

 

11 мая в театре Вернадского 13 Вашему вниманию будет предложена программа FLAMENCO DE PRIMAVERA.
Мы надеемся, что зрителю, неравнодушному к культуре Испании, любящему музыку и танец, с нашей помощью представится удачная возможность провести этот весенний вечер в атмосфере традиционного андалусского таблао. 
В концерте принимают участие два молодых музыкальных коллектива:


Группа LA FRAGUA 
создана летом 2007 музыкантами из Москвы и С.-Петербурга, ранее игравшими и продолжающими играть в разных коллективах, но объединенных общим желанием изучать и исполнять традиционное фламенко.
В составе группы:
Юрий Бобылев (гитара)
Мария Райд (танец)
Кирилл Россолимо (ударные, перкуссия)
Татьяна Шишкова (вокал).

Группа AFLAMENCADOS 
Молодой коллектив, вобравший в себя опытных артистов из московских театров фламенко. Каждый из них пришел к фламенко своим путем, но все исполнители успели отлично сработаться во время совместных проектов. 
В составе группы:
Павел Баталин (гитара)
Борис Третьяков (гитара)
Екатерина Опарышева (танец)
Елена Таскаева (танец)
Кирилл Россолимо (ударные, перкуссия)
Татьяна Шишкова (вокал).

Caracoles

 

Караколес и его происхождение

 

Происхождение одного из ответвлений кантиньяс – караколес -  некоторые связывают с кантаорами из Санлукара, а точнее, с семьей  Бочоке; другие же с жителем городка Чиклана – Тио Хосе эль Гранаино, персонажем, который был бандерильеро, много путешествовал и является одной из легенд истории фламенко. Однако фламенкологи склоняются к мысли, что Тио Хосе эль Гранаино, возможно, только популяризовал этот стиль, ведь традиционная летра караколес представляет собой, без всяких сомнений, свободное исполнение таких песен, относящихся к сарсуэле, как El  genio de Andalucía и Jeroma la Castañera, которые исполнялись ещё до 50х годов XIX века. По-видимому, коплы караколес долгое время исполнялись для аккомпанемента танцу в «кафе для пения», один из мастеров этого вида канте стал Пако эль Севильяно.

Но многие из фламенкологов считают, что дон Антонио Чакóн преобразовал характер караколес, создав для этого жанра свою мелодическую интонацию, развив его как канте (без танца) и выдвигая его стержнем своего репертуара. Другими словами, он развил караколес, добавив в первую часть мелодии из такого жанра как ромера, используя музыкальные мотивы и части из других кантиньяс и придавая возвышенность этому стилю. А во время своего проживания в Мадриде, он даже изменил первую строчку коплы:

 

Santa Cruz de Mudela                Санта Крус де Мудела

Cómo reluce                                Как он сияет,

Cuando suben y bajan                когда андалусцы

Los andaluces...                          поднимаются и спускаются!

 

на

 

La gran calle de Alcalá...           «Большая улица де Алькала»

 

Таким образом, его виртуозное канте пор караколес запечатлено на пленках и продолжает исполняться немногими кантаорами, которые хорошо знакомы со стилем кантиньяс. Среди таких исполнителей стоит отметить Фосфорито, а особенно Хосе Менесе, который занимается возрождением стилей и исполняет караколес с новой летрой. То, что касается танца, то стоит сказать, что сегодня постановок хореографии в этом жанре, к сожалению, очень мало.

 

 

Караколес («Geografia del cante jondo» Доминго Манфреди Кано)

 

Название этого вида канте находит свое отражение в следующем припеве: « ¡Y caracolesY caracoles!», который и прославил создателя этого жанра Пако Эль Гандуля, кантаора, родившегося в небольшой деревушке на границе с Alcalá de Guadaira. До него караколес также исполнялись, лучшим исполнителем считался сеньор Хосе де Санлукар. Его караколес, помимо того, что они были более древними, отличались большей величественностью, медленным темпом и более сдержанным характером, без излишеств. Пако эль Гандуль привнес в этот вид канте всю радость и изящество канте Кадиса, таким образом лишая караколес места среди других видов «канте хондо». Но с этого момента караколес стал одним из праздничных жанров – рядом с веселой и шумной булерией и с хересовским лукавством салинас.

Из Андалусии караколес перекочевали в Мадрид вместе с бандерильеро Курро Кучарес и эль Тато, однако во многих случаях летры содержат в себе названия таких городов как Кадис и Чиклана наряду с названиями улиц в Мадриде: Алькала, Сибелес и Аточа. Одна из самых занимательных и известных летр, исполняемая Хосе Карлосом Луной, следующего содержания:

 

¡Se va a quemá!

La isla está ardiendo,

Se va a quemá...

Los de la Carraca

La apagarán...

 

Aquí traigo esta levita

Pa usted, que gasta castora;

Es prenda que da la hora

Si se vuerve del revés;

Se le quitan las solapas,

Se pone un cuello bonito

Y parece, señorito,

Un vestío de francés...

 

¡Caracoles, caracoles!

Mocita, escúcheme usted:

Son  sus ojitos dos soles

¡vaya bonita y olé..!

 

А вот ещё одна известная летра караколес:

 

!Como reluce!

¡La calle de Alcalá,

Cómo reluce,

Cuando pasan por ella

Los andaluces!..

 

¡Vámonos, vámonos

Al Café de “La Unión”,

Donde paran Curro Cúchares, y el Tato,

Y Juan León...!

¡Eres bonitam

Que el conocimiento la pasión no quita..!

¡Te quiero yo...!